Майкл О’Хэнлон. Расширение НАТО, российско-американские отношения и память


Майкл О’Хэнлон. Расширение НАТО, российско-американские отношения и память


Abstract: O’Hanlon argues that NATO expansion has gone far enough. While not creating a military threat to Russia, NATO’s growth has predictably been seen quite differently, and more negatively, among Russians. In the West, history taught that nations in central Europe that had suffered too long through world wars and Cold War finally deserved their freedom. For Russians, by contrast, history taught of a long series of aggressions against them emanating from western Europe, and bred fear about the possibility that could happen again. Russian pride also was wounded, given that Russia’s strength in the 1990s and early 2000s was not what it had once been. In many Russian eyes, existing NATO countries then took advantage of that temporary Russian weakness in choosing to expand an alliance that arguably was no longer even needed. For all these reasons, we need a new security architecture for eastern Europe, and especially the former Soviet republics that are not now in NATO, that would not expand NATO further. This concept should not be offered as a “concession” or admission of guilt or apology to Moscow, however, and it should require Russia to protect the sovereignty of countries like Ukraine and Georgia as part and parcel of the overall new architecture.”

Keywords: NATO, Kennan, Gorbachev, Perry, alliances, Article V, Article X

Резюме: О’Хэнлон считает, что расширение НАТО зашло слишком далеко. Хотя этот процесс не представляет военной угрозы для России, тем не менее русские оценивают его в весьма негативном ключе. С западной стороны считают, что как показала история, народы Центральной Европы слишком сильно пострадали от двух мировых войн и Холодной войны. В связи с этим они заслуживают того, чтобы их свобода была надежно обеспечена. Русские, напротив, видят уроки прошлого в том, что Запад не раз обрушивал на них свою агрессию и обеспокоены тем, чтобы это больше не повторилось. Национальная гордость русских была уязвлена ослаблением их страны в 1990-е и в начале 2000-х. По мнению многих русских, страны НАТО использовали временное ослабление России, чтобы расширить своей альянс, существование которого в современных условиях ничем не оправдано. С учетом этих доводов мы нуждаемся в новой архитектуре безопасности в Восточной Европе и особенно в том, чтобы НАТО не расширялось впредь, прежде всего через включение в свои ряды тех бывших советских республик, которые сегодня не являются членами альянса. Такой подход не должен рассматриваться как «уступки» Москве или как признание НАТО своей вины и извинение за нее. Он должен сопровождаться требованием к России обеспечивать суверенитет таких стран как Украина и Грузия, исходя из того, что такая политика является неотъемлемой частью новой архитектуры безопасности в Восточной Европе.

Ключевые слова: НАТО, Джордж Кеннан, Михаил Горбачев, Уильям Перри, пятая и десятая статьи Североатлантического договора 4 апреля 1949.

Майкл О’Хэнлон (Michael O'Hanlon), старший научный сотрудник Института Брукингса, автор книги The Art of War in an Age of Peace: U.S. Grand Strategy and Resolute Restrain. (Искусство войны в эпоху мира. Великая американская стратегия и решительное самоограничение). New Haven: Yale University Press, 2021.

В своем превосходном исследовании «Как нации вспоминают» Джеймс Верч обосновывает тезис, справедливость которого мы часто чувствуем, но редко действуем в соответствии с ним: страны вырабатывают собственные взгляды на историю, собственные нарративы и, даже, собственные мифы. Все это используется не только для понимания прошлого, но и для направления действий в современных условиях, а также для формирования будущего. Как заметил великий американский писатель Уильям Фолкнер по поводу глубинного американского Юга, но уточнил, что это наблюдение применимо ко всей мировой истории: «Прошлое не мертво. Оно даже не прошлое».

Я часто думаю насколько эти наблюдения применимы к расширению НАТО. Для США и многих их союзников принятие бывших членов Варшавского договора и даже трех бывших советских республик в Североатлантический альянс — по определению оборонную организацию наций-государств, мыслящих сходным образом — имело целью распространить демократию на страны Восточной Европы и дать им гарантию, что в будущем не повторится то, что они пережили в прошлом, а именно отсутствие свободы и безопасности. При этом я знаю, что большинство русских видят в НАТО анахронизм Холодной войны, существование которого воспринимается если не в качестве военной угрозы, то как психологическое оскорбление, как символ американских стратегических амбиций глобального доминирования.

Я считаю, что широко распространенный русский взгляд на НАТО должен обязательно учитываться при формировании нашей будущей политики. Особенно, я не приветствую возможное принятие Украины и Грузии; я бы вообще воздержался от дальнейшего расширения НАТО и предложил бы иные способы обеспечения безопасности в Восточной Европе.

В 1990-х и начале 2000-х, когда Россия была слаба, расширение НАТО объяснялось не теми соображениями, которыми руководствовалась эта организация до 1991. В новых условиях речь стала вестись о продвижении демократии и, говоря в более общем смысле, о создании общего европейского пространства и общей европейской идентичности. В результате чего бывшие члены Варшавского договора и даже бывшие советские республики были приняты в НАТО.

Хотя у меня эти решения вызывали и до сих пор вызывают вопросы, необходимо отметить, что процесс расширения не имел ничего общего со зловещими угрозами, империализмом и агрессией. Россия, по моему мнению, не должна была реагировать на этот процесс тем образом как она на него реагировала. Я еще вернусь к этой теме.

Да реакции России были не только предсказуемы, но и были предсказаны в том числе Джорджем Кеннаном, Михаилом Горбачевым и Уильямом Перри. Более того, расширение НАТО не соответствовало изначальной цели альянса по стратегическому усилению ключевых точек мирового пространства, а именно первых трех из пяти — США, Великобритания, Западная Европа, СССР, Япония — стратегических промышленных и военных центров, намеченных Кеннаном в 1947 в анонимной статье «Источники советского поведения» (The Sources of Soviet Conduct). Целью было противодействие потенциальным угрозам враждебных сил, представляющим непосредственную опасность. НАТО не рассматривалась тогда в качестве инструмента продвижения демократии, не ставилась также задача защиты или включения в состав альянса всех достойных американских партнеров в Европе, например, Швейцарии, Австрии, Швеции и Финляндии. Но самоуверенность 1990-х и начала 2000-х привела, на мой взгляд, к изменению этой логики и придала процессу расширения слишком многое от понятия мягкой силы, тогда как главная цель НАТО должна, в конечном счете, соответствовать пятой статье об обязанностях по взаимной защите Договора об учреждении Североатлантического альянса 1949 года.

Кто-то может упомянуть десятую статью Договора 1949 года, провозглашающую политику «открытых дверей», на основании которой европейские страны уполномочены определять будущие приоритеты альянса. Да, но США в не меньшей мере имеют право определять в каких именно странах далекой Евразии наши сыновья и дочери будут рисковать жизнью, оказывая помощь по защите союзников.

Речь не идет о пересмотре прежних решений или о том, чтобы упрочить российских коллег во мнении, что их недовольство расширением НАТО является обоснованным. Для их негативных реакций не существует достаточных оснований. И мы не должны распускать Североатлантический альянс или пренебрегать безопасностью каждого из нынешних его членов.

Фукидид учил, что нации начинают войну, движимые алчностью, страхом или уязвленным достоинством. Уязвленные достоинство и гордость русских — это те чувства, который древнегреческий историк обязательно бы признал значимыми. И мы тоже должны это признать.

Несмотря на все предшествующие успехи, необходимо предвидеть, что дальнейшее расширение НАТО обойдется дорого. Это наверняка ухудшит американо-российские отношения и отношения России к НАТО. Возрастет напряженность в сфере европейской безопасности, уменьшится надежность взаимного сдерживания, все это приведет к нарастанию риска войны с неисчислимыми и принципиально неприемлемыми потерями.

Существуют гораздо более успешные пути обеспечения безопасной европейской интеграции и сотрудничества, чем любое расширение НАТО, нынешнее число членов которой (30 стран) почти вдвое превышает ее состав (16 стран) в 1989.

В заключение я мог бы привести политический аргумент, который может понравиться многим русским, по меньшей мере, он будет для них предпочтительнее планов НАТО, утвержденных Бухарестским саммитом в 2008, по будущему принятию Украины и Грузии в состав альянса. Я бы также обратился к русским друзьям с предложением задуматься в какой мере это решение бросает вызов их историческим взглядам. Американцам необходимо проявлять больше стратегической эмпатии, мы должны приложить усилия, чтобы понимать как расширение НАТО выглядит с точки зрения русских. Но и русским необходимо переосмыслить их исторический нарратив, чтобы понять, что нельзя считать неверным решение Брюсселя, Вашингтона и других западных столиц с целью обезопасить Польшу, Румынию, Болгарию, Венгрию, Чешскую республику, Словакию и, да, страны Балтии от повторения истории, когда они были подчинены более могущественным соседям.

Если мы предпримем совместные усилия в этом направлении, мы сможем достичь двойной цели: не допустить дальнейшего расширения НАТО и уменьшить напряженность в американо-российских отношениях, которая во многом возникла в результате предшествующего расширения альянса.



8 просмотров